По данным Росстата численность постоянного населения Российской Федерации на 1 июня 2013г. составила 143,4 млн.человек и с начала года возросла на 41,1 тыс.человек, или на 0,03%. Естественная убыль населения в январе-мае 2013г. увеличилась по сравнению с соответствующим периодом 2012г. на 2,9 тыс.человек. В январе-мае 2013г. в России отмечалось увеличение числа родившихся (в 33 субъектах Российской Федерации) и числа умерших (в 41 субъекте). В целом по стране в январе-мае 2013г. число умерших превысило число родившихся на 7,9% (в январе-мае 2012г. – на 7,6%), в 18 субъектах Российской Федерации это превышение составляло 1,5-1,9 раза.

В связи с этим хотелось бы рассмотреть такую тему, как суррогатное материнство, так как данный вспомогательный репродуктивный метод играет немаловажную роль в увеличении рождаемости. В данной теме рассмотрим особенности и основные проблемы правового регулирования суррогатного материнства в законодательстве России.

Законодательной базой является:

– ФЗ от 21.11.2011г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»;

-ФЗ от 15.11.1997г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» (далее – ФЗ «Об актах гражданского состояния»);

– Семейный кодекс;

– Приказ Минздрава России от 30.08.2012 N 107н «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению».

1. Согласно п. 9 ст. 55 ФЗ от 21.11.2011г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»), Суррогатное материнство представляет собой вынашивание и рождение ребенка (в том числе преждевременные роды) по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям.

Пункт 10 ст. 55 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» устанавливает основные требования к женщине, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона (суррогатная мать):

– женщина в возрасте от двадцати до тридцати пяти лет;

– женщина должна иметь не менее одного здорового собственного ребенка;

– удовлетворительное состояние здоровья по медицинским показателям;

-письменное информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство;

-если будущая суррогатная мать состоит в браке, зарегистрированном в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, она должна предоставить письменное согласие супруга;

– суррогатная мать не может быть одновременно донором яйцеклетки.

Согласно п. 4 ст. 51 Семейного кодекса РФ (далее – СК), лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери).

В силу п. 5 ст. 16 ФЗ «Об актах гражданского состояния» при государственной регистрации рождения ребенка по заявлению таких супругов одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть представлен документ медицинской организации, подтверждающий факт получения согласия женщины, родившей ребенка, на запись указанных супругов его родителями. Если же суррогатная мать не дает такого согласия и хочет оставить ребенка у себя, она сама регистрирует его рождение. На мой взгляд, это несправедливо по отношению к супружеской паре (одинокой женщине), для которых суррогатное материнство единственная возможность стать счастливыми родителями, также это может привести к вымогательству денег со стороны суррогатной матери. Данная норма ставит под сомнение юридическую силу договора суррогатного материнства.

Если договор суррогатного материнства был заключен между одинокой женщиной и суррогатной матерью, как в таком случае происходит государственная регистрация родившегося ребенка, необходимо ли получать согласие суррогатной матери? Законодатель не дает ответа на данный вопрос.

2. Далее рассмотрим договор суррогатного материнства и его основные положения. Хочу отметить сразу, что договор суррогатного материнства на законодательном уровне не урегулирован. В связи с этим выделим основные условия договора суррогатного материнства:

– письменная форма;

– данные о сторонах договора;

– предмет договора;

– права и обязанности сторон;

– финансовые взаимоотношения;

– сроки начала и окончания действия договора.

Также многие авторы отмечают, что договор суррогатного  материнства должен содержать положение о том, что в случае решения суррогатной матери оставить ребенка у себя она теряет право на получение компенсации и обязуется компенсировать биологическим (генетическим) родителям все понесенные затраты по договору суррогатного материнства.

Договор суррогатного материнства не относится к гражданско-правовым договорам, т.к. предметом и объектом гражданско-правового договора не может быть человеческая жизнь и передача ребенка. В связи с этим предлагается внести изменения в СК, а именно: разработать специальный вид договора, который бы подчинялся семейно-правовому регулированию, выделить данный вид договора в отдельную главу СК.

3. Далее рассмотрим жалобу в Конституционный суд Российской Федерации, где оспаривалось конституционность п. 4 ст. 51 СК в части, определяющей порядок записи в книге записей рождений родителей ребенка, рожденного в результате применения такой вспомогательной репродуктивной технологии, как суррогатное материнство, и п. 5 ст. 16 ФЗ “Об актах гражданского состояния”, устанавливающего требование о необходимости представления при государственной регистрации рождения ребенка по заявлению супругов, давших согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, документа, выданного медицинской организацией и подтверждающего факт получения согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), на запись указанных супругов родителями ребенка:

«8 февраля 2010 года между супругами Ч. – генетическими родителями и гражданкой Р. был заключен договор об оказании услуг суррогатного материнства, согласно которому суррогатная мать после имплантации ей эмбриона, полученного путем экстракорпорального оплодотворения половых клеток генетических родителей, в случае наступления беременности принимает на себя обязательства по вынашиванию, родоразрешению и передаче рожденного ребенка генетическим родителям.

19 февраля 2010 года беременность Р. была подтверждена клинически. 15 июня 2010 года она забрала из клиники свое заявление на участие в программе суррогатного материнства, оставив расписку в его получении, 4 ноября 2010 года родила ребенка, а 14 декабря 2010 года по ее заявлению органами записи актов гражданского состояния была произведена запись о рождении ребенка, матерью которого записана Р., а отцом – ее бывший супруг с его согласия.

Решением суда общей юрисдикции от 11 марта 2011 года, оставленным без изменения судом кассационной инстанции (определение от 19 апреля 2011 года), в удовлетворении требований заявителей к Р. и ее бывшему супругу об установлении факта происхождения ребенка, рожденного суррогатной матерью, аннулировании записи акта о рождении ребенка, обязании не чинить препятствий в регистрации истцов в качестве родителей ребенка было отказано на том основании, что суррогатная мать (ответчица) не давала согласия на запись истцов – генетических родителей в книге записей рождений в качестве родителей рожденного ею ребенка. Судьи областного и Верховного Суда Российской Федерации отказали в передаче надзорных жалоб в соответствующие надзорные инстанции.

По мнению заявителей, положения пункта 4 статьи 51 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 5 статьи 16 Федерального закона “Об актах гражданского состояния” противоречат статьям 19 и 38 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, поскольку допускают возможность регистрации генетических родителей в книге записей рождений в качестве родителей ребенка, рожденного суррогатной матерью, исключительно при наличии ее согласия на совершение такой записи».

Конституционный суд Российской Федерации высказался: «оспариваемые заявителями законоположения их конституционные права в указанном ими аспекте не нарушают, а потому их жалоба, как не отвечающая требованиям допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению. Законодательно предусмотренное право суррогатной матери давать согласие на то, чтобы при государственной регистрации рождения ребенка его родителями были записаны генетические родители, означает имеющуюся у нее возможность в записи акта о рождении ребенка записать себя матерью ребенка, что фиксируется и в свидетельстве о его рождении (статьи 14, 17 и 23 Федерального закона “Об актах гражданского состояния”), обусловливая тем самым для женщины, родившей ребенка, права и обязанности матери (статья 47 Семейного кодекса Российской Федерации). Указанная модель правового регулирования, не будучи единственно возможной, не выходит за пределы правотворческих полномочий федерального законодателя».

Далее рассмотрим мнение судьи Конституционного суда Российской Федерации, проголосовавшего против принятия Конституционным судом Российской Федерации определения об отказе в принятии к рассмотрению вышеуказанной жалобы:

«По сути, закрепляя исключительную прерогативу суррогатной матери в разрешении вопроса о наделении генетических (биологических) родителей материнскими и отцовскими правами, законодатель остается безучастным к интересам лиц, чьи половые клетки использовались для оплодотворения женщины, вынашивающей плод. Тем самым создается легальная почва для нарушения баланса конституционных ценностей и умаления прав и законных интересов не только генетических родителей, но и ребенка, рожденного в результате применения соответствующей вспомогательной репродуктивной технологии».

«Не отрицая того, что вынашивание плода неизбежно порождает кровную связь между ребенком и суррогатной матерью, все же важно учитывать, что изначальной основой жизни рожденного таким образом человека является эмбрион, полученный путем экстракорпорального оплодотворения половых клеток генетических родителей. В силу этого безусловный приоритет родительских притязаний суррогатной матери далеко не бесспорен и, по крайней мере, нуждается в оценке на предмет соответствия статье 38 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, в том числе во взаимосвязи с ее статьей 19 (части 1 и 2)».

4. Подводя итоги, хотелось бы выделить основные проблемы суррогатного материнства и возможные пути решения:

– На законодательном уровне договор суррогатного материнства не урегулирован. В связи с этим предлагается внести изменения в СК, а именно: разработать специальный вид договора (договор суррогатного материнства), который бы подчинялся семейно-правовому регулированию, выделить данный вид договора в отдельную главу СК.

– СК (п. 4 ст. 51) императивно устанавливает, что лица, давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия родившей его женщины. В связи с этим предлагается также внести изменения в действующее законодательство (п. 4 ст. 51СК, п. 5 ст. 16 ФЗ «Об актах гражданского состояния») и установить, что родителями ребенка являются его генетические родители. Конечно это жестоко по отношению к женщине, которая выносила ребенка (суррогатная мать), но она добровольно пошла на этот шаг и должна понимать последствия своих действий.

– Не урегулирован порядок записи ребенка, если он был рожден суррогатной матерью для одинокой женщины.

5. Суррогатное материнство в мире:

Отношение к суррогатному материнству в разных странах неоднозначно: от полного разрешения до уголовного преследования. Законодательства большинства развитых стран ограничивают суррогатное материнство. В некоторых из них оно запрещено полностью, в других – частично.

Суррогатное материнство запрещено законом во Франции, Норвегии, Швеции. Использование суррогатного материнства только на некоммерческой основе разрешено в Австралии, Великобритании, Дании, Испании, Нидерландах, Канаде.

В Израиле соглашение о суррогатном материнстве должно получить одобрение специального комитета, состоящего из социальных работников, врачей и религиозных деятелей.

В США суррогатное материнство полностью разрешено в большинстве штатов. В этой стране создана огромная электронная база суррогатных матерей, донорских яйцеклеток и доноров спермы.

Суррогатное материнство, в том числе на коммерческой основе, разрешено законом в Южно-Африканской Республике, Российской Федерации, Грузии, Украине.

К настоящему времени суррогатное материнство стало достаточно распространенным явлением. В частности, его использовали такие знаменитости как Сара Джессика Паркер, Николь Кидман, Элтон Джон, Майкл Джексон, Криштиану Роналду, Алена Апина, Рики Мартин, Анни Лейбовиц.

Источники:

– ФЗ от 21.11.2011г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»;

-ФЗ от 15.11.1997г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» (далее – ФЗ «Об актах гражданского состояния»);

– Семейный кодекс;

– Приказ Минздрава России от 30.08.2012 N 107н «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению»;

– Определение Конституционного суда РФ от 15.05.2012г. № 880-О;

– Азарова Е.Г. Социальное обеспечение детей: теоретические подходы: монография;

– Асламурзаева А. Суррогатное материнство: пробелы законодательства//ЭЖ-Юрист.2011. № 30.С.8;

– Кокорин А.П. Правовая природа отношений между суррогатной матерью и рожденным ею ребенком//Медицинское право.2012.№ 5.С. 36-38.;

– КонсультантПлюс;

– http://www.gks.ru/;

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%83%D1%80%D1%80%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D1%82%D0%BD%D0%BE%D0%B5_%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE.

Статью подготовила:

Ирина Цимбулова- юрисконсульт Alta-via