Примерно около двух лет назад в России была запущена возможность оказания медицинской помощи с помощью телемедицинских технологий. Хотелось бы обозначить как особенности применения телемедицинских технологий работают на практике и как Россия движется в этом направлении.

Итак, мы ждали после обозначения задачи разработки правил оказания телемедицинской помощи на территории РФ по использованию телемедицинских технологий и вскоре был утверждён порядок оказания такой помощи[1], который вступил в силу «21» января 2018 года, далее по тексту – «Порядок».

Порядок имеет как свои преимущества, так и недостатки, например, преимущества:

дал возможность оказания медицинской помощи на территории РФ с даты вступления в силу такого закона, а недостаток: создал искусственный фильтр по возможности оказания такой помощи со стороны частный клиник.

Первая реакция на Порядок в медицинском сообществе был смешанный: телемедицина не экономичное удовольствие и не все государственные/муниципальные медицинские учреждения могли себе позволить запустить в работу оказание телемедицинской помощи ввиду отсутствия технической и финансовой возможностей на такую роскошь.

В то же время, благодаря искусственному фильтру[2] у частных организаций временно появились ограничения на оказание такой медицинской помощи (тут мы можем рассматривать такое явление как желание государства обозначить/закрепить лидирующие позиции в таком сегменте оказания медицинской помощи или просто работу «спустя рукава» лишь бы выполнить поставленное поручение).[3] Безусловно, разработать за 5 (Пять) месяцев с нуля систему работы телемедицинских технологий, учитывая интересы всех участников такого взаимодействия, задача не из лёгких, но была выполнена, хоть и с существенными недостатками.

Как уже было отмечено ранее – для начала применения телемедицинских технологий её участникам нужно соответствовать определённым критерием и по сей день:

  • у медицинской организации должна быть возможность интеграции информационных систем с ЕСИА[4], ЕГИСЗ[5] (систем субъектов, например, ТИС);[6]
  • медицинские работники должны быть зарегистрированы в специальных реестрах (ФРМР, ФРМО);[7]
  • наличие у медицинских работников усиленной квалифицированной электронной подписи;[8]
  • соответствие требованиям законодательства о защите персональных данных (напоминаем, что врачебная тайна, по сути, является элементом персональных данных, но имеет особый статус ввиду прямого регулирования законом);[9]

Соблюдение всех вышеуказанных требований не может быть посильным для медицинских организаций малого бизнеса.

Это ведёт к проработке таких условий средним и крупным бизнесом. В нашем случае мы бы хотели отметить, что однозначно, на данный момент большинство медицинских организаций, которые предоставляют телемедицинские услуги, не соответствуют всем критериям, изложенным выше: либо не выполняются требования по защите персональных данных (субъекты не предоставляют своё согласие на их обработку), либо нет финансовой возможности по настройке интеграции собственной медицинской системы (которые сейчас множатся по количеству создаваемых медицинских организаций, которые желают работать на базе своего софта), либо медицинская организация не работает над обновлениями списков своих сотрудников в обозначенных ранее реестрах.

Все эти неприятности исполнения Порядка, усугубляются ещё и отсутствуем санкций за некачественное оказание телемедицинской услуги – законодатель не посчитал нужным введение новых санкций, и контролирующим органам приходится руководствоваться имеющимся: новые проблемы – старые решения. В дополнение отсутствует разграничение ответственности между оператором информационных систем и медицинской организацией в связи с недостатками, которые должны разрешаться между такими субъектами в их договорах.

Как мы отмечали ранее, новые проблемы решаются старым способом – скорее всего поэтому в открытых базах судебных актов не удалось обнаружить судебных дел, в ходе которых оспариваются позиции контролирующих органов по привлечению к ответственности за нарушение порядка оказания медицинской помощи посредством телемедицинских технологий, из чего возможны следующие выводы:

  • Такие нарушения отсутствуют вовсе;
  • На такие нарушения «пока» не обращают внимание в связи с долгим внедрением такого механизма в работу медицинских организаций;
  • Контролирующие органы не находят существенным такие нарушения в работе медицинской организации.

Учитывая изложенное ранее – мы полагаем вариант второй и третий самые логичные, особенно принимая во внимание, что доказательство неправильного порядка оказания телемедицинской помощи должно осуществляться с экспертами по информационной безопасности/в связке с контролирующими органами по информационной безопасности.

В использовании телемедицины также много проблем и на стороне потребителя/пациента – он должен быть зарегистрирован в ЕСИА, чтобы такая медицинская помощь могла быть ему оказана. Согласитесь, когда человек уже в престарелом возрасте и ему нужно получить коррекцию своего лечения без явки в медицинскую организацию, а он не зарегистрирован в ЕСИА, он будет очень долго разбираться что к чему и не факт, что удачно в одиночку.

На мой взгляд, на данный момент инструменты и механизмы, созданные законодателем, очень сильно усложняют даже начало взаимодействия врача с пациентом с помощью телемедицинских технологий.

Когда речь заходит об удобстве (сервисе), которым сопровождается оказание такой услуги, больше возникает минусов, чем плюсов. И мы рассмотрели лишь требования, установленные порядком для оказания телемедицинских услуг, а также нужно подписать у Пациента ИДС[10] и согласие на обработку персональных данных[11], и иные документы, в зависимости от вида медицинской деятельности и конкретного способа медицинского вмешательства[12].

Надеемся, что в связи с распространением этого способа лечения, диагностики и профилактики заболеваний, законодатель снизит «порог для входа» как для медицинских организаций (подписание документации одним врачом, например, председательствующим, по решению консилиума/врачебной комиссии), так и для пациентов (например, подписание ИДС простой электронной подписью/посредством проверенной электронной почты/номера телефона), а также разработает санкции по ответственности нарушителей.

[1] Приказ Минздрава России от 30.11.2017 N 965н «Об утверждении порядка организации и оказания медицинской помощи с применением телемедицинских технологий»

[2] п.6 ст. 36.2 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»

[3] Федеральный закон от 29.07.2017 N 242-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам применения информационных технологий в сфере охраны здоровья»

[4] п. 19 ст. 2 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»

[5] ст. 91.1 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»

[6] ст.1 Регламента, утв. Приказом Минздрава МО от 25.11.2008 N 726 «Об обеспечении создания системы “Телемедицина Подмосковья»

[7] П.10 Порядка, утв. Приказом Минздрава России от 30.11.2017 N 965н

[8] П. 57 Порядка, утв. Приказом Минздрава России от 30.11.2017 N 965н

[9] Ст. 13 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»

[10] Ч.1 ст. 20 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»

[11] ч.1 ст. 9 ФЗ «О персональных данных»

[12] Постановление Правительства РФ от 04.10.2012 N 1006 «Об утверждении Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг»